dmsm (dmsm) wrote,
dmsm
dmsm

О заимствованиях в языке

Сделал еще вылазку. На этот раз ничего особо примечательного. Девушка из большого пакета с кормом кормит голубей, смеясь (с круглым лицом, но без явных признаков идиотизма). Толстый красивый парниша с розой на длинной ноге нервно прохаживается у «Парка культуры», поминутно ее нюхает, ждет. Маргарита Николаевна призывно-замедленной походкой идет по Комсомольскому.
Никому ничего не сказал, с Маргаритой Николаевной знакомиться не стал, а главное — меня не забрали! Милиции много, но она полностью поглощена лицами немосковской внешности. На лиц вроде меня, — отвратительной, но совершенно московской внешности, — уже просто сил никаких нет. И вот я не в обезьяннике, а с вами, дорогие друзья, что уже само по себе не может не.

Почему меняется язык? Я давно хотел поведать эту страшную тайну. Хотя ее и так все знают..

Ученые подсчитали, что 78% того что мы читаем — переводы. Как делается перевод? Известно как: как курица лапой. Кальки, нелепые чужеродные обороты, фразеологизмы, нераспознанные и переведенные в лоб, — вот продукты жизнедеятельности лядащей клячи просвещения. Юноши все это читают (взрослые дяди уже ничего не читают, а тети читают Машкову), принимают всерьез, усваивают и начинают так и говорить. Следующее поколение, уже на имеющейся основе, вливает новый ушат инородных помоев. И так далее. Ощущаете, к чему я?

Книжки переводятся не на русский, а на некий промежуточный переводческий язык, который, — ха-ха-ха ((с) Катья, — со временем становится русским. Так и пишут, в открытую: «перевод с английского В. Пупкина». И никто ведь не напишет: «перевод с английского на русский В. Пупкина». Чует кошка, чье мясо съела!

Прошу понять меня правильно. Я говорю не о заимствованиях, не о леггинсах (интересно, кто-нибудь еще помнит эту гадость?), не об эксклюзивных дистрибьюторах, а о самых обычных с виду словах, которые мастерски, как Николай Кузнецов, притворяются своими в доску.

Одно из таких слов — наречие практически. Всякий скажет, что оно значит «почти». Но такого значения у него отродясь не было! Не только замшелый Ушаков, но и Ожегов со Шведовой дают совсем другое: «по существу, на деле». Откуда же оно взялось? От одного из значений английского practically. Еще лет двадцать назад пособия по переводу предупреждали: это ложный друг переводчика! Упаси вас бог сесть в галошу и перевести его «практически» там, где оно означает «почти». Читая это сегодня, трудно даже понять, о чем речь. Ну да, «почти». Я же вот и пишу: «практически». В чем вопрос-то? Итак, подстраиваясь под английское practically, русское практически приобрело новое значение — почти.

Сегодня ложный друг переводчика — завтра полнокровный член великого и могучего — таков жизненный путь русского слова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment